Портфель  словесника

Меню сайта
Категории раздела
Лента новостей [26]
Конкурсы, Конференции,Олимпиады [31]
Праздники стран Содружества [17]
Национальные праздники [6]
Время и люди [4]
Православные праздники [4]
Поздравляем! [5]
Юбилеи [8]
Наши достижения [5]
Этот день в истории [5]
Литературный календарь [35]
Интересно [0]
Интернет [3]
Новости образования [9]
МОИ РЕСУРСЫ [15]
Исторические памятники Узбекистана [5]
КАЛЕНДАРЬ
«  Апрель 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
B
Этот сайт защищен «Site Guard»
ПОИСК ПО САЙТУ
Главная » 2016 » Апрель » 23 » Посвящение Самарканду.
17:09
Посвящение Самарканду.
Павел Иванов | Белоруссия
  

Взметнулись к звездам минареты,
И голубые купола,
О ты, Старейшина планеты,
Прими мой искренний Салам!

Узбекистан - моя вторая Родина. Мое детство и юность прошли в Самарканде. Что побудило мать вдруг сорваться с места и отправиться через весь огромный Союз из Мурманска в невероятно далекий Самарканд, известно лишь ей одной. У меня одна версия - надеялась, что в далеких теплых краях ей будет легче нас вырастить. Помните, “Ташкент - город хлебный”? Когда я рассказываю своим студентам о театре Брехта и его драматургии, то почти с гордостью сообщаю, что в детстве мне самому довелось работать водоносом, как и одному из главных героев пьесы “Добрый человек из Сезуанна”. И это правда! Я даже помню слова, которые выкрикивал, зазывая покупателей. Мана обияхтаг! Не уверен, что написал точно, но звучало примерно так. Тот, кто знает узбекский язык, тот поймет. В переводе это означает – Вот холодная вода! Стакан водопроводной воды стоил от одной до трех копеек. Удавалось зарабатывать до двух рублей в день. Для восьмилетнего пацана по тем временам очень даже прилично. Правда, иногда находились и такие, что выпивали полведра и не платили ни копейки. А за водой до ближайшей колонки от базара или толкучки, моего места работы, надо было идти, между прочим, с километр. А потом с полным ведром обратно. Иногда я брал с собой для компании пятилетнюю сестру. Добрые люди посоветовали матери устроить меня в интернат. Для нее это был выход. Плата за мое содержание в интернате была куда меньше той, которую ей приходилось на меня тратить, ходи я в обычную школу. Как сейчас помню… Сосед остриг меня ручной машинкой наголо, мать отдраила цыпки на моих ногах, одела чуть ли не в по-следнюю целую рубашку, штаны, из которых я уже вырос и… вдруг выяснилось, что у меня нет ни одной пары обуви. А зачем она мне нужна была летом, когда пыль на тех улочках, по которым я носился с утра до вечера, нагревалась до пятидесяти градусов?

В интернат меня приняли. А через год, когда его реорганизовали в детский дом-школу, мать привела сюда же и сестренку. Здесь мы с ней обрели, наконец, относительное спокойствие и возможность, хотя бы временно, не чувствовать себя обделенными. Ведь вокруг нас такими, как и мы, были все.

Детдомовцы жили по своим законам. Не любили тех, кто жаловался. Сурово наказыва-ли воришек. Уважали силу. Дрались с уличными. Однажды мы, младшие, спрятавшись, наблюдали, как с уличными дерутся старшие. Это было очень страшно и жестоко. Словно сошлись непримиримые враги. Ночь. Луна. Тихо. Наши залегли на пустыре, вооруженные палками, цепями, камнями. В тишине раздаются приближающиеся звуки. Из-за ближайших домов выходит темная масса. Это уличные. В руках у них те же предметы, что и у наших старших. Они подходят все ближе и ближе. Помню, как у меня колотилось сердце, словно это я лежал среди тех, кому сейчас предстояло стать участником драки. Когда между противниками расстояние сократилось до метров двадцати, наши с криками вскакивают с земли и бросаются на уличных. В темноте плохо было видно, кто и как наносил удары, но зато хорошо слышны были крики ярости и боли. Драка была короткой. Уличные не выдерживают и отступают в темноту.

Мать приходила к нам по воскресным дням, правда все реже и реже. Приносила конфеты, плакала. А потом пропала. Я до сих пор не знаю, где ее могила. И не узнаю этого уже никогда.

В детском доме была своя восьмилетка. После ее окончания воспитанники обычно распределялись по разным ПТУ и пополняли ряды рабочего класса. И лишь в редких случаях кому-то в виде исключения разрешали закончить десятилетку. Счастливчики ходили в среднюю школу №12 имени Комарова. Она была ближайшая к нам. Из нашего класса такая возможность представилась четырем человекам. В их числе оказался и я. До сих пор не понимаю, за какие заслуги. В аттестате за восемь классов у меня в основном стояли тройки и четверки.

Средняя школа №12 им. Комарова, 9 “б”… Для тех, кто учился в нем друг с другом с первого класса, мы были чужаками и за два года учебы так и не успели стать своими. К нам относились с некоторой настороженной брезгливостью, а может и слегка побаивались. Мы были детдомовскими, и от нас, согласно установившимся предубеждениям, всякое можно было ожидать. Да и мы не стремились к близкому общению, держась друг друга. Ибо вот здесь, спустя почти восемь лет, я вновь почувствовал разницу между теми, у кого есть семья и родители, и теми, у кого этого нет. Недавно на “Однокласниках” я встретил свою одноклассницу. Причем это она меня узнала, а не я ее. Она сообщила мне, что наша классная жива, здорова и до сих пор дает уроки русского. И что она помнит меня. Если честно, то я, мужик, немало повидавший на своем веку, разменявший шестой десяток, прослезился от умиления. Меня помнят! Сестра до сих пор живет в Самарканде. Мы не виделись 30 лет

Категория: Исторические памятники Узбекистана | Просмотров: 161 | Добавил: stefani | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2  
Замечательный рассказ! Правдивый и душевный!

0
1  
Замечательный рассказ, спасибо большое, Павел!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ВСЕМ ПРИВЕТ!
***********
Olga Gizatulina

Создайте свою визитку
Форма входа
Карта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
[ Кто нас сегодня посетил ]
ОПРОС
Оцените мой сайт
Всего ответов: 387
АРХИВ ЗАПИСЕЙ
Кнопка сайта


Сайт Гизатулиной О.И.© 2017 Создать сайт бесплатно